Калаврита. Мега Спилео. Агиа Лавра


Помимо частиц мощей со­тен святых в монастыре Мега Спилеон хранится древнейшая святыня - рельефная икона Богородицы и Спасителя, вы­резанная из воска.
Калаврита. Мега Спилео. Агиа Лавра

Монастырь Мега Спилео (Большая Пещера)

Мега СпилеоПомимо частиц мощей со­тен святых в монастыре Мега Спилео хранится древнейшая святыня - рельефная икона Богородицы и Спасителя, вы­резанная из воска. Предпола­гают, что она могла быть в числе семидесяти икон, создан­ных св. Лукой.
 
Основателями монастыря были два брата, Симеон и Федор. Они родились в начале IVвека в Салониках у благочестивых, образованных родителей. Повзрослев, братья изучали богословие, философию, риторику и по­эзию. В то время процветало пустынное подвижничество, и юноши, вдохновившись этими примерами, начали вести монашеский образ жизни. Сначала они подвизались на горе Олимп, затем ушли на гору Осса, а потом - на гору Пелион. Они посещали подвижников на Афонском полуострове, путешествовали на Святую Землю и Си­най. По возвращении с Синая в Иерусалим Симеон и Федор приняли священный сан. Рукоположил их епископ Иерусалимский Максим.
 
В Иеруса­лиме обоим молодым священноинокам приснился один и тот же сон: Матерь Божия в сопровождении святых апостолов Павла, Ан­дрея и Луки велела им идти в Ахайю и найти там Ее икону, со­зданную святым Лукой. Получив благословение Епископа, братья отправились к северо-восточному побережью полуострова Пелопоннес, где проповедовали Евангелие трое апостолов: святой Павел (в Коринфе), святой Андрей (в Патрах) и святой Лука (во внешних областях Ахайи).
 
Прибыв в Ахайю, они ста­ли просить Бога указать им дальнейший путь. В ту же ночь, во сне, Господь повелел им идти к реке Бурас, в двух ча­сах ходьбы от Ахайи, и найти там благочестивую пастушку по имени Евфросиния, кото­рая и отведет их туда, где на­ходится икона. На следующее утро, придя в указанное место, они увидели, что пастушка уже ждет их. Она поклонилась им и обратилась к ним по име­нам. Смущенные ее прозорли­востью, они не решались при­близиться. Евфросиния заметила это и, призвав на помощь Пресвятую Богородицу, ударила посохом по скале, на которой сидела. Тотчас из скалы забил источник с чистей­шей водой. И по сей день он носит её имя.
 
Евфросиния рассказала, что живет в соседней деревне под названием Галата и часто пасет стадо своего отца возле одной высокой скалы. Дважды она видела, как козочка из ее стада забиралась на скалу, к входу в расположенную там пещеру, а когда возвращалась, морда у нее была мокрая и с нее капала вода. Евфросиния догадалась, что там источник, и отправилась посмотреть, так ли это. Пробравшись сквозь густые заросли и оказавшись у входа в огромную пещеру, она вдруг услыша­ла, как кто-то зовет ее по имени. Она огляделась вокруг и увидела на верхней стене пещеры икону Божией Матери. Исходивший от иконы голос велел ей ждать прихода отца Симеона и отца Феодора.
 
Мега СпилеоВыслушав этот рассказ, мона­хи поднялись в пещеру, где все оказалось именно так, как говорила пастушка. Они с благогове­нием сняли икону, вынесли из пе­щеры и возвратились, чтобы почистить и привести в порядок пещеру. Подожгли кустарник и накопившийся в пещере мусор, а сами остались у входа, дожида­ясь, пока все прогорит. Внезапно из пещеры вылетела, будто на крыльях, гигантская змея, потре­воженная огнем и дымом. Братья и Евфросиния в страхе отскочи­ли, но вдруг из иконы вырвалась молния и пригвоздила змею к земле. Они вошли в пещеру. Там оказался стол, на котором, согласно преданию, служил литургию и писал Евангелие сам святой Лука. Спустя какое-то время они расширили пещеру, а потом построили небольшую часовню и несколько келий.
 
Слух о новой иконе разнесся по всему полуострову. Христиане приходили поклониться святыне, посредством которой Господь со­творил множество чудес. Вокруг Симеона и Феодора стали соби­раться монашествующие, а сами они начали обходить Пелопоннес с проповедью Евангелия, вдохновляя его жителей на обращение в Христианство. Во время правления императора Иулиана Отступни­ка братьев ненадолго изгнали из этих мест, но после его смерти они вернулись. Оба они скончались в Мега Спилеоне. Евфросиния выстроила себе возле пещеры келейку и жила в ней отшельницей до конца своих дней.
 
С момента своего основания в IVвеке от Рождества Христова монастырь пережил пять ужасных пожаров, причем после каждого из них икона Божией Матери оказывалась невредимой. На этой потемневшей от времени рельефной восковой иконе разме­ром примерно 45 на 45 сантиметров вырезано изображение Бого­родицы, слегка развернутое вправо, с Божественным Младенцем в правой руке. Левой рукой она прижимает ручку Младенца-Христа к своей груди. Взгляд ее нежен и радостен. Младенец держит в правой руке Святое Евангелие. В углах иконы изображены херувимы и серафимы. По преданию, эта икона могла быть одной из первых, созданных святым Лукой, и Пресвятая Дева, увидев ее, сказала: "Да пребудет с ней благодать Того, Кто родился от Меня". Эту икону вместе с текстом Евангелия и Деяний Апостолов святой Лука передал своему духовному сыну Феофилу, правителю Ахайи. Во времена римских гонений, когда многие христиане приняли мученический венец, икону спрятали в этой пещере, где  она и оставалась до прихода Евфросинии, которой Матерь Божия чудесным образом открыла эту тайну.
 
С этой иконой связано множество исцелений и других чудес, в том числе спасение ее самой в пожарах, два из которых унич­тожили монастырь до основания.
День обретения иконы Бо­городицы и основания монас­тыря отмечается 23 августа 362 года.
 
 
Монастыри Калаврита и Агиа Лавра 
 
Мега СпилеоПервое упоминание о го­роде Калаврита в греческих ис­точниках относится к 776 году до Рождества Христова. Тогда город назывался Кинется («те, кто любят охоту»). Жители этой гористой местности лег­ко приняли Христианство и крепко держались за свою веру во времена римских гонений в соседнем Коринфе. Некоторые счита­ют, что им проповедовал сам святой апостол Лука.
 
Монастырь Айа Лавра, основанный в 961 году, вскоре стал важным духовным и культурным центром. Он играл особую роль во времена турецкого ига, когда местные жители нелегально содержали собственные школы, трудились и сохраняли яркое ощу­щение своей принадлежности к греческому народу. Два духовных центра, Айа Лавра и Мега Спилеон, стоявшие, как крепости, с северо-восточной и южной сторон города Калаврита, на протяжении столетий поддерживали право­славную греческую культуру в условиях турецкой оккупа­ции.
 
Изначально монастырь Айа Лавра был связан с монасты­рем Великая Лавра на Афоне. В 1585 году турки сожгли мона­стырские здания, которые про­стояли шестьсот лет; многие монахи приняли мученический венец. В 1600 году монастырь был отстроен заново, а в 1645 году знаменитый иконописец Анфимий закончил работу по украшению храма фресками. Восстановленный храм сохранился до наших дней.
 
Нынешний монастырь Айа Лавра, построенный в афонском стиле, стоит примерно в трехстах метрах от древнего храма. В 1715 году турки вновь захватили эту область после короткого периода вене­цианского правления, и монастырю пришлось жестоко поплатить­ся за участие в национально-освободительном движении. Позже его сожгли как «колыбель» Восстания 1821 года, а еще через пять лет множество монахов было убито войсками Ибрагим Паши, посланными подавить восстание. На следующий год повстанцы, рас­положившиеся в соседнем монастыре Мега Спилеон, нанесли вой­скам Ибрагим Паши поражение. Два года спустя монастырский храм был отстроен заново в виде базилики с центральным купо­лом, однако землетрясение 1844 года снова его разрушило. В 1850 году храм восстановили. Он простоял до дня массового убийства местных жителей, учиненного здесь немцами в 1943 году.
 
Нынеш­ний свой вид здания монастыря обрели после реставрации 1950 года. Историческая роль Айа Лавры состояла в том, что она была местом, где происходили события, непосредственно связанные с Восстанием 1821 года, освободившим Грецию от турецкой оккупа­ции. 8/20 марта 1821 года в Айа Лавре состоялось тайное собрание под председательством архиепископа Древних Патр Германа. Мега СпилеоОн провозгласил независимость Греции и на следующий день повел повстанцев в наступление на турок в Патрах. Несмотря на то, что к тому времени уже восстали Фракия и южный Пелопоннес, это был сильный поступок. Воззвание архиепископа Германа и клятва вер­ности, принесенная всеми присутствующими, стали темой произве­дений греческой литературы и искусства. Собравшиеся принесли клятву на алтарной завесе - хоругви XVI века с изображением Успения Пресвятой Богородицы, ставшей первым знаменем осво­божденной Греции. Историк монастыря Д. Велаорас пишет: «Для греков это знамя приобрело огромное значение как символ борь­бы за национальную независимость, а турки смотрели на него с бешенством, словно бык на красный платок. Ибрагим Паша назы­вал его «проклятой тряпкой» и предлагал щедрую награду за его захват». Однако братия тщательно хранила свое сокровище, и на­града так и осталась невостребованной.
 
К сожалению, оригинал текста воззвания архиепископа Герма­на был утрачен, но в конце 1950-тых годов один торговец из Калавриты обнаружил в парижском Журнале Коммерции, Политики и Литературы его полный текст на французском языке.


Мега СпилеоВоззвание архиепископа Патр Германа, экзарха Ахайи, первой епархии в истории Церкви, к духовенству и миря­нам полуострова Пелопоннес, произнесенное в монастыре Айа Лавра на горе Велиа 8/ 20 марта 1821 года:

Возлюбленнейшие братья! Господь, наказавший наших отцов и их детей (подчинив их сюзерену), объявляет вам моими устами, что настал конец дням слез и горя. Глас Его возвещает о том, что вы будете венцом славы в руке Гос­пода и царскою диадемою на длани Его. Священный Сион не будут уже называть оставленным (Ис. 62, 3). Храм Господень, который сделался как муж бесславный и стал мес­том запустения, драгоценные сосуды, унесенные в плен (1 Мак. 2, 8-9), изольют бурю! Бездна бездну призывает; Господь посетит народ Свой милостью как древле.

Мера беззакония турок переполнена; настало время очи­щения, по словам Предвечного: «Изгони эту рабыню и сына ее» (Быт.21,10). А посему возлюбим друг друга, о Греки, на­род Эллинский, вдвое славнейший Отцов своих; пусть каж­дый возьмет меч; ибо лучше умереть с мечом в руках, чем отдать на поругание святыни Веры и Отечества. Идемте же вперед, «расторгнем узы их, и свергаем с себя оковы их» (Пс. 2,3), мы, наследники Бога и сонаследники Иисуса Христа.

Не мы, духовенство, но другие будут говорить вам о славе наших праотцев. Я же буду повторять Имя Господа, Коему мы обязаны любовью, что крепка, как смерть (Песнь Соломона 8,6).

Завтра мы возьмем крест и пойдем в город Патры, зем­ля которого освящена кровью святого славного апостола и мученика Андрея. Да умножит Господь сторицей ваше мужество, а чтобы вы не ослабели, но имели силы для борьбы, я освобождаю вас от соблюдения Великого и Свя­того Поста, который мы сейчас проходим. Воины Креста, вы призваны исполнить волю Господа! Во имя Отца и Сына, и Святого Духа, да будете вы благословенны, и да будет вам даровано прощение всех ваших грехов.

 
Трагедия в Калаврите
 
Мега СпилеоОдно из самых трагических событий в истории этого края про­изошло во время II Мировой войны, в период немецкой оккупа­ции. На Пелопоннесе возникло движение сопротивления, особенно активное в Калаврите и ее окрестностях. 6 декабря 1943 года немцы, мстя за гибель своих солдат, вошли в город со стороны Триполиса, Патр, Пиргоса и Эйона. Заверяя испуганных жителей, что им ничто не угрожает, они потребовали сдать оружие, установили комендант­ский час после четырех часов пополудни и запретили кому бы то ни было покидать город. После этого они сожгли дома известных им участ­ников сопротивления.
 
На рассвете 13 декабря немцы начали бить в колокола, прика­зывая всем жителям города собраться у здания школы (захватив с собой одеяла и еды на один день). Когда люди собрались, они заперли женщин, детей и стариков в здании школы, а юношей и мужчин повели за город, в поле, называемое Капис, снова уверяя всех в том, что им не причинят никакого вреда. Вскоре воздух наполнился запахом дыма, и мужчины поняли, что немцы подожг­ли город. Они в ужасе смотрели на происходящее, боясь, что сбудут­ся наихудшие опасения относительно судьбы женщин и детей. Спустя несколько часов в центре города в воздух взлетели две ракеты: это был сигнал, по которому солдаты начали расстреливать из автома­тов юношей и мужчин. Немцы убили более тысячи человек: свя­щенников, учителей, судей, чиновников, торговцев, служащих, крес­тьян и совсем еще юных мальчиков. Тех, кто не погиб сразу, добивали из винтовок. В этой кровавой бойне выжило тринадцать человек. В это время женщины, дети и старики, сидевшие под замком, почувствовали, что снизу, из подвала того здания, где они находятся, идет дым и догадались, что немцы хотят сжечь их заживо. Самые сильные из женщин стали в панике ломать окна. Другие, держа на руках детей, начали биться в запертую дверь. Когда дверь наконец сломалась, молодой охранник не стал мешать людям бежать, позволив им скрыться. Был холодный декабрьский день. Несчастные, потерявшие кров женщины похоронили своих мужчин в промерзшей земле, выкопав братские могилы теми немногими инструментами, что у них оставались, а то и просто деревянными палками и голыми руками, и вернулись домой. Всю зиму они боро­лись на пепелищах своих домов за жизнь детей и стариков, пыта­ясь спасти их от голодной смерти.
 
Немцы также сожгли монастыри Айа Лавра и Мега Спилеон, стоявшие в нескольких километрах от города, и убили всех мона­хов. Потом они подожгли еще двадцать четыре деревни в той окру­ге, уничтожив более пятисот мирных жителей.
 
При пожаре чудесным образом уцелело Евангелие, лежавшее на престоле в храме Успения в Калаврите. Теперь им пользуются только один раз в год, на Божественной литургии 13 декабря, которая служится в память о разрушении Калавриты. Часы на колокольне, остановившиеся в тот момент, когда языки пламени охватили баш­ню, до сих пор показывают 2 часа 34 минуты пополудни, служа памятником погибшим.
 
Какими бы трагическими ни были те события в Калаврите и Айа Лавре, велико и небесное благословение, почивающее на этом монастыре. Братии удалось сохранить множество бесценных икон и древних рукописей и святынь. Среди них - мощи святого пра­ведного Алексия, Человека Божия, и праведного Филарета Милос­тивого, глава святого Алексия, которую подарил монастырю Византийский Император Эммануил Палеолог в 1398 году.
 

По материалам книги «Евлогите»  М. Нектарии (Мак Лиз)

Молитвенная Помощь
Цитата дня
× Цитата дня
Разобьют кафель, а Бог делает из обломков прекрасную мозаику.
преподобный Паисий Святогорец